ФЕНОМЕН КАВАЛЕРА АНАТОЛИЯ РЕДЬКИНА

 

 Агрохолдинг «Молочный продукт» в этом году отмечает свое десятилетие. Одним из первых в его состав вошло ООО «Прогресс» Кораблинского района, которое в то время возглавлял Анатолий Редькин.

 

 

    ПОЗИЦИЯ

 

      Первый секретарь обкома партии Смольский приехал в Кораблино неожиданно. Взял в райкоме тетрадку по весенне-полевым работам и поморщился: графа по кормовой свекле отсутствовала. Так и поехал дальше, укоризненно качая головой, чем полностью ввел в ступор первого секретаря Кораблинского райкома Катыхова. Собрал совещание. Приехал на совет и председатель колхоза «Прогресс» Кораблинского района Анатолий Андреевич Редькин, весь пронизанный апрельским солнцем, добрыми ветрами и потому успевший загореть. Его добрая физиономия просто светилась от этого бронзового загара и счастья. Плюс ко всему дела в хозяйстве шли неплохо. Видать, и сегодня хвалить будут...

Катыхов рассказал о визите Смольского, но председатели сеять отказались. У кого семян нет, у кого – техники. А Тихонов из «России» прямо так и заявил, что площадей и так не хватает, а тут еще обком влезает не в свое дело. Ну а как с молоком зимой быть, это уже другой вопрос. Можно и соломкой покормить – на что ей, коровке, сочные корма?..

Слушая эти речи, Редькин менялся в лице, а комиссар его, Михаил Дмитриевич Тихонов, ко всему и брат председателя Тихонова, искоса посматривал на Анатолия Андреевича, предчувствуя, что опять тот что-нибудь отчубучит. Ведь уже такое было. И не единожды. Вот днями за него вступился, лишь усилив гнев секретаря райкома. Ну, поставили его столбом, ну, разные каверзные вопросы задавали. Насчет партучебы, кружков, агитаторов и молока... Не привыкать. А Редькин не выдержал:

– Вы чего над фронтовиком измываетесь? Целый час маринуете, а ведь он тоже человек... Пошли отсюда, Михаил Дмитриевич!

И он направился к двери. За ним, прихрамывая и опираясь на палочку-выручалочку, двинулся парторг Тихонов... Что потом было! Но с той поры пытать Михаила Дмитриевича перестали. А уж если разговаривали, то стул предлагали. И сейчас, наверное, опять придется уходить, потому что Редькин настроен решительно. Но сказал он совсем не то, что думали услышать присутствующие.

– Василий Сергеевич, чего вы с нами церемонитесь? Чего вы всех уговариваете, подставляя свою голову под немилость обкома? Раз надо сеять, будем сеять!.. Решительнее надо быть, Василий Сергеевич!

Катыхов уж насколько был сдержанным, а тут его прорвало. После короткой уничтожающей тирады он выгнал Редькина и Тихонова с заседания. Так что ушли они не сами.

Но кормовую свеклу район стал сеять.

Посеял ее и Редькин. И не только свеклу. Но и турнепс. И всякие другие страсти-мордасти, что позволило хозяйству быть одним из первых по молоку еще лет 30 назад. А в председателях Анатолий Редькин был аж с 1967 года. Целых тридцать девять лет. До этого здесь же, в Кипчакове, после Рязанского сельхозинститута главным зоотехником у незабвенной Клавдии Максимовны Колесниковой работал. Он до последних дней ее жизни за­глядывал к своей наставнице. О былом вспоминали. Но прежде всего – о людях, с кем работалось так легко и при этом очень-очень трудно. Потому что не человек, то характер. Да еще какой! Но это если о личности говорить. А с пьянью да рванью у Редькина разговор короткий. Если не понимает доброго отношения, то на первый раз – прощается, а на второй – попросту увольняется с работы.

Наезд

За дисциплину Анатолий Андреевич боролся всю жизнь. С шинками – тоже. Потому что прекрасно понимал: если сегодня не ликвидировать подпольное пойло, то завтра на селе вообще некому работать будет. Спиваются люди-то, умирают. И все потому, что только на территории их Кипчаковского округа этих шинков около двадцати.

Он, Редькин, даже вынужден был года два назад собрать народ в сельсовет, чтобы по душам поговорить с шинкарихами. Одна там и призналась, что торгует водярой, потому что кормить детей надо. А что других в это время губит, ей невдомек? А что семьи распадаются, остальные дети страдают, ей все равно? Редькин в сердцах заставил написать женщину заявление с просьбой изгнать ее из села, если она будет впредь зельем торговать...

Что, Андреич, больше всех тебе это нужно? Что, опять захотел, как в «добрые» девяностые годы, пожара в собственном доме, когда его подожгли за те же неуемность и борьбу за справедливость? А он тогда, кстати, не испугался и сейчас никого не боится. Ему даже в ту пору всякие там «крыши» не нужны были, хотя и наезжали на него бандиты. Потому что можно и нужно сопротивляться. Вот он тогда аж до Москвы, до тамошних добрых людей, дошел, но заставил бандитов от него и хозяйства его отстать. И никогда ни перед кем Редькин спину не гнул и ни под кого не ложился, прекрасно осознавая, что иначе он погибнет как личность, да и люди, которые за ним стоят, пострадают.

А для своих, кипчаковских, он многое сделал. Народ, наверное, подзабыл, но мы напомним. Это он, Редькин, первым в районе газ во все дома провел. Это он, Редькин, дорогу в асфальт по Кипчакову одел. Это он, Редькин, всех жильем обеспечил в колхозе. И фермы новые его. И лагеря летние – что в Калаче, что в Малиновке. И техника, всякие там косилки-плющилки немецкие, солидные по недавним временам «Доны» да «К-700» одними из первых именно в «Прогресс»,а не куда-нибудь приходили.

Как это умел делать Редькин при его колючести? Да, может ладить он и с начальством, если этого дело требует. В свое время Анатолий Андреевич, когда другие в районе в ожидании команды из райкома или обкома сиднем сидели, из Москвы не вылезал. Ездил, договаривался, доказывал, добивался... А уж потом прямиком к нему эти самые косилки-плющилки и шли. Минуя всякие там распредбазы и Сельхозтехники. Его гнули, а он гнул свое. И не ломался. Хотя, если по правде, здоровье все же свое оставил здесь, в председательском кресле.

…Если вы свернете с трассы Ряжск – Рязань на Кипчаково, то в трехстах метрах от шоссе – фермы, склады, сушилка, которые нынче все покрашены серебрянкой и сразу же заставляют себя уважать. Заставляет себя уважать и сама мехмастерская, куда уже проведен газ. Кстати, Редькин пристроил к мастерской тамбур, навесил новые ворота. Котельная с двумя котлами – это на первом этаже – аж блестит! Двенадцатиметровая вытяжная труба поднялась вверх за окном. На все про все пришлось выложить где-то около миллиона: для людей ему ничего не жалко. Но вы не думайте, что Редькин такой расточительный. Когда с него за ворота запросили сорок тысяч рублей, он не согласился. И обошелся своими силами, истратив лишь восемь тысяч.

Истоки

Надо бы сразу сказать, что контора со дня создания колхоза находилась по другую сторону речки Рановы, которая в самые жаркие дни сева разливалась и напрочь отрезала головное руководство от земледельцев. Редькин не потерпел такого своенравства со стороны Рановы-реки и перетащил свой кабинет в мехмастерскую. Бухгалтерия оставалась на противоположном берегу Рановы, что вызывало определенные трудности. Другой бы, привыкнув к обстоятельствам, махнул на все рукой, но Редькин опять сделал решительный и кое для кого странный шаг – взял и перевел бухгалтерию в мехмастерские на второй этаж.. А вообще-то в Кипчакове в ту пору уже ничему не удивлялись. Ни новым тракторам «Джон Дир», ни сеялке «Каскад», которые пришли на место старых, ни немецким разбрасывателям удобрений, что за смену могут 200 гектаров озимых подкормить. Что они и делали здесь и продолжают делать сейчас. А еще сеять с удобрениями. А еще бороться с помощью фунгицидов и гербицидов с болезнями пшенички и всякими там сорняками.

Также и с животноводством. Молокопровод на комплексе новый поставил. И насос заменил. И сразу же не только производительность труда повысилась у доярок, так как они одновременно 3 – 4 доильных аппарата подключают, а не один, как раньше, но и качество молока. Жирность увеличилась на 0,2 – 0,3 процента. Специалист знает, какая это значительная прибавка. В том числе и в денежном выражении. И надои возросли. Потому что коровы стали до конца выдаиваться.

…Помнится, как-то поднялись мы с Анатолием Андреевичем по лесенке на второй этаж, зашли в притихшие кабинеты специалистов, бухгалтерии: суббота, накал полевых работ спал, можно и отдохнуть – но только не председателю. Заглянули в актовый зал, зашли на сцену, где в углу гордо светились переходящие Красные знамена не только из области, но и из Москвы. Потрогал тяжелый бархатный шелк – впечатляет! Даже спустя десятилетия очень впечатляет. И заставляет не только вспоминать былые годы, но и гордиться ими. И Анатолием Андреевичем Редькиным, кавалером двух орденов Ленина, Октябрьской революции и Трудового Красного Знамени. И в конце-концов получил золотую медаль Министерства сельского хозяйства. Это ли не высшая оценка труда председателя, который всегда находил общий язык не только с власть имущими, но и с простыми людьми, его окружавшими?

                                          АГРОХОЛДИНГ- ЭТО ПРАВИЛЬНО!

 

    Вспоминаю я и такой разговор, который состоялся лет 10 назад.

– Анатолий Андреевич, вчера наконец-то Совет Федерации озаботился твоей проблемой...

– Не понял?! – Редькин аж снял очки.

– Да насчет того, что Россия спивается.

– Наконец-то дошло! Я буду просто рад, если Москва примет решительные меры по борьбе с торговлей всякими там «максимками»... А то мне одному страдать за правое дело надоело. Это ж надо: где-то года полтора назад выступил с гневным осуждением торговли и бездействия власт­ных структур – на меня сразу же наехали, чуть ли дело шить не начали о присвоении каких-то там миллионов... Не вышло! И не выйдет, потому что нет ничего!..

– А что бы ты сказал президенту, если б удалось задать ему вопрос?

– Ну, во-первых, зачем всякие там доходы абрамовичей печатают? И о тратах их на любовниц, которые до миллио­на в день доходят?.. А во-вторых, и это главное, завтрашним днем села обязательно бы поинтересовался...

– Но для этого уже есть нацпроект...

– Одного нацпроекта мало. И хотя село уже не называют провальной ямой и правительство к нему лицом повернулось, все равно этого недостаточно. Нужно думать, работать на перспективу. Иначе мы попадем в полную продовольственную зависимость от Запада.

Именно поэтому, чтоб не развалиться окончательно, чтоб не попасть в зависимость неизвестно к кому, и дал согласие Редькин на то, чтобы войти в фирму «Молочный продукт». Юрия Семеновича Сандина, в ту пору гендиректора агропромышленной группы “Молочный продукт”, Редькин знал лет пять. Ближе познакомились с ним, когда его компания хотела приобрести Кораблинский молзавод (но это другая история, и сейчас мы говорим о знакомствах, которые на Руси порой главенствующую роль в благополучном исходе дела играют). Приехал, значит, Сандин к Редькину чайку попить. И там, в кабинете (честное слово, за чаем!), у них разговор состоялся. О дальнейшей судьбе “Прогресса”. Редькин долго в нерешительности мялся, что совсем на него было непохоже (кстати, после месячного раздумья и бессонных ночей), а потом как в холодную воду бросился:

– Юрий Семенович, если есть возможность, давай создадим совместное производство. Ну надоело с рваными портками ходить, заплатами высвечивать!..

– Слушай, ты, как всегда, к месту, Редькин! У нас в области в виде эксперимента организуется агрохолдинг. Хотела фирма взять просто сто тысяч га земли, но решили все-таки завязать отношения непосредственно с хозяйствами.

Так с первого января 2005 года Редькин и “Прогресс”, наряду с пятью другими хозяйствами области, стал работать в системе агрохолдинга.

 

 Нелегко, кстати, принималось это решение. Многие подсмеивались над ним, обвиняя чуть ли не в предательстве корпоративных интересов и всего села. И что он, мол, потеряет свою самостоятельность, и что ему, Заслуженному работнику сельского хозяйства РФ, будут советовать из Рязани, как сеять...

Он плюнул тогда на все пересуды и влился в холдинг. И пошли сразу же кредиты. Поначалу – 50 миллионов. На удобрения, гербициды, новую технику. И все это тоже пришло. И стало у Редькина вместо сорока двух механизаторов двадцать пять. Основные – 15 человек. Пашут в две смены. И неплохо пашут. И зарабатывают тоже…

 

 

Послесловие

 Август 2014-го. Жара такая, что всякий живой, кажется, спрятался под крышу и носа на улицу не показывает. А в «Прогрессе» - работают. Убирают урожай, пашут зябь, готовятся к озимому севу. Правда, нет рядом с нами Анатолия Редькина. Ушел навсегда этот беспокойный человек - сердечко подвело. Но дела его и планы, которое он вынашивал вместе с руководством агрохолдинга, живут. И будут жить, потому что неравнодушных людей у земли-кормилицы – не счесть! И какие бы санкции нам не предъявлял Запад –ничего путного для них из затеи этой не выйдет. Потому что таких, как редькины, вокруг пальца не обведешь и ничем их не запугаешь.  .

Юрий ХАРИН

На снимках из архива автора: Анатолий Редькин; А.А. Редькин и начальник отдела кадров облсельхозуправления В.В. Харлашкин на ВВЦ в Москве.