ВОЙНА И МИРЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЧИБИЗОВА

                                     

 

 

Андрей Чибизов, Клавдия Колесникова, Андрей Редькин, Вячеслав Купров… Все эти имена – звенья одной цепи. Все они, а Вячеслав Купров и по сей день, руководили колхозом «Прогресс» - ныне это  кипчаковское отделение ООО «Пламя», которое входит в агрохолдинг «Молочный продукт».

 

   Зима в  1953-м выдалась не то чтоб уж слишком метельная, но все равно со снегом и морозами. Андрей Семенович Чибизов, не привыкший долго спать, в то декабрьское утро от вынужденного безделья --- сократили его должность начальника Кораблинского райзема, --- вышел на крыльцо своего деревянного домика, что по улице Коминтерна села Кораблино. День разгорался,  чудесный зимний день.  Чистый морозный воздух.  Солнце,  иней,  голубизна  пробирается.  И радостно  и  удивленно становится в такие дни.  Так и кажется,  что  произойдет что-то необычное и волнительное.

 

И вдруг приоткрылась дверь. Наталья,  жена, вопросительно смотрела на супруга

 

    -- Андрей, тебе из района звонят.  Если  опять будут предлагать «Прогресс»,то знай, я никуда не поеду! У нас пятеро детей, троим еще учиться надо. А ты ведь сам говорил, что в жизни надо иметь две вещи под боком --- школу среднюю и железную дорогу, чтоб потом куда дальше учиться поехать можно было бы.

 Андрей Семенович промолчал. Лишь подумал о том, что права Наталья. Вон он и сам до войны жил и родился в Красном Городке, что под Нижней Ищередью. Так  что железная дорога далековато – до Кораблина 40, до Чемодановки километров 15. Но, если по-правде, это не стало помехой ни ему, ни его трем его  сестрам. И сам выучился на строителя, и сестер заставил педагогический закончить. Это мы про Полину, Марию да Анну. А всего в семье Чибизовых было семеро.       

      Помнится, после занятий в  Рязанском  техникуме заехал он как-то к сестрам в общежитие, а комната их - пуста! Бросился к вахтерше. А она – уехали, мол, твои девки. Насовсем уехали! Андрей в чем было помчался на вокзал, на поезде доехал до Чемодановки – оттуда, как вы поняли, до Пустотина ближе! – и пехом в родной поселок. Уже вечером заявился домой. Не стал особенно ругать, а лишь пожурил сестренок –  родной отец-то уехал в Ташкент на заработки и сгинул -,  там, говорят, отравили его басмачи. Так что как за отца был для всей своей многочисленной родни Андрей. И всех вырастил. И в тот раз, кое-как прокоротав ночь, они утром, по росе,  и пошли на стацию. Так что никто из институтского начальства и не узнал про самовольное «отчисление» студенток, которые,  в конце концов, выучившись, всю жизнь работали педагогами. Кто в Пустотине, кто – в Кораблине, а кто и в другой области…

   Кораблинский райком партии был недалеко от дома Чибизовых. Пока шел к первому секретарю,  ни о чем плохом  не думал –  все давно было переговорено. Ни в какой колхоз председателем он не поедет, потому что жена против. А вот другие предложения готов рассмотреть…

   В кабинете Волкова был председатель райисполкома Левин. Николай Георгиевич Волков  был на удивление мягок:

  -- Слушай, Андрей Семенович, уговаривать тебя мы сегодня  не будем. Человек ты опытный, знающий свое дело. Причем хозяйственник крепкий. Воевал, наград сколько!..

   Из личного дела:  « … 04.1941 – 08 1946. Служба в Советской Армии. В Отечественной войне участвовал:

  1. 1.     На Северо-Западном фронте в составе 30 отдельного строительного батальона 6 воздушной армии в должности начальника техчасти с 11.1941 по 02.1944г.г.
  2. На 1-ом Белорусском фронте в составе 14 отдельного строительного батальона, 6 воздушной армии в должности начальника техчасти. 02.1944 – 05.1945 г.г».

    Волков что-то там еще говорил, но Чибизов уже не слышал его. Потому что опять ему вспомнились военные дороги, аэродромы, командные пункты, переправы, которые довелось строить. И еще много заданий секретных выполнять. Ведь он в 1944 году был командирован в Польшу, а потом в Германию. И даже под чужой фамилией.

   Из личного дела: «Был за границей в составе Советских войск ( 14 отдельный инженерно-аэродромный батальон 6-й воздушной армии, 1-й Белорусский фронт с июня по ноябрь 1944 года в Польше.)

  В правительственной командировке (на службе Войска Польского) с ноября 1944 года по январь 1946 г. В Польше и Германии».

  Ему там даже спать приходилось одетым, потому что всякое могло случиться. И оно случалось. Два раза. Два покушения было на Чибизова в Польше.

                                                 2

  В ту ночь Андрея разбудил подозрительный шорох у окна. Рука привычно потянулась под подушку, где лежал пистолет. Прикинул – до табурета полметра, там автомат и гранаты. Раздался треск лопнувшего стекла. Чья-то рука шарила по задвижке – того и гляди откроют. Майор не стал больше ждать и, не прицеливаясь, несколько раз выстрелил в окно. Прибежала охрана, но никого не нашли. Поляки что-то долго между собой переговаривались, пока его замполит Рабинович, с которым он был в той самой командировке и который отлично знал польский, не объяснил:

   -- Опасаются новых покушений. Так что будь начеку…

   Во второй раз инженер-майор Чибизов, когда стрелял, был точнее…

   Так чем же занимался Андрей Семенович в 1944 году в Польше и частично в Германии? Мы тщательно изучили его биографию и среди характеристик и наградных листов узнали по годам вот что.

   Итак, цитируем: «…Под руководством Чибизова  за 1944 год особенно в период летнего наступления, батальоном была проиведена колоссальная работа по строительству аэродромов, поделке прицепных механизмов и ремонту техники. Несмотря на частое отсутствие дефицитных запчастей к тракторам и автомашинам, по инициативе тов. Чибизова было организовано изготовление отдельных частей в своих мастерских, а также замена трофейными деталями. Благодаря указанным мероприятиям перебоев в работе при выполнении боевых заданий из-за неисправности техники не было. Под его руководством и инициативе в батальоне из неквалифицированных красноармейцев подготовлено ряд хороших специалистов по строительному делу. Хорошо поставил работу по замене ручного труда механизмами, что способствовало перевыполнению норм»…

   И  еще. «В период подготовки к наступлению под техническим руководством тов. Чибизова было построено 22 аэродрома.

   …Он лично руководил строительством аэродромов: Хворостув, Вульке,  Погороденьска и Любертув, построенных в рекордные сроки…Тракторный парк в период наступления прошел 350 км без аварий и поломок…

   ВЫВОД: За успешное и самоотверженное производственно-техническое руководство строительством оперативных аэродромов вблизи линии фронта в период наступления достоин награждения орденом «Отечественной войны 1 степени. Командир 14 ИАБ ВОРОНА

29.07.44 г».

   Но и Польша не забыла заслуги Чибизова. Орден,  вернее  Крест «Возрождение Польши» 5 класса, медали «За Варшаву 1939- 1945 г.г.» и «За освобождение Германии» Войска Польского. А также еще пять своих боевых наград: кроме ордена «Отечественной войны» орден «Красной звезды», медали…

                                                --3--

   И в мирное время отличился Андрей Семенович, заслужив орден Ленина и орден Трудового Красного знамени! Но все это будет потом, после разговора с первым секретарем Кораблинского райкома партии Н.Г. Волковым. Так что нам край возвращаться в его кабинет, чтобы узнать, чем же тот разговор завершился.

   …Волков наклонил голову вправо – давали знать старые раны,- примеряюще улыбнулся:

  - Андрей Семенович уснул что ли? Я тебе предлагаю проехаться с нами. Давай посмотрим, как в районе зимовка скота идет, снегозадержание. Сколько кто навоза вывез в поля… Если где не так, подскажешь. Согласен?

   Они сели в ГАЗ-67 на заднее сиденье. Волков и Левин прижали его в середке так, что Чибизов и пикнуть не мог. Волков подмигнул своему водителю  Феде Буланову:

   -- А давай-ка в «Прогресс», Федор! И чтоб мигом у меня!

   У Чибизова заныло сердце. А когда он вместе с Волковым   и Левиным зашел в переполненный зал Кипчаковского клуба, он понял – все, охмурили!

   Мужики смолили махру, бабы лузгали семечки и о чем-то громко судачили. Но когда слово взял Волков, в зале все мгновенно стихло.

   -- Мы вот тут посовещались с товарищами и решили направить к вам председателем Чибизова Андрея Семеновича. Вы его хорошо знаете по работе в райземе. Биография? А пусть сам расскажет… Да, Андрей Семенович, тут вот колхозники спрашивают, а сам-то ты согласный? Отвечай. По совести. Как партийный человек отвечай…

   Андрей Семенович встал из-за стола. На него смотрели сотни лиц. Кто-то улыбался, кто-то ухмылялся. И такая тут злость взяла Андрея Семеновича! Что, неужели он с колхозом не справится! Вон, три раза в окружение с частью попадал, и ведь выходил! Потому что верили в него люди! Верили! А еще он сам верил и в своих подчиненных и в себя лично, и в Господа нашего.

   Вспомнилось, как в апреле 41-го уходил на переподготовку. И мать, словно чуя приближение грозного часа, обняла его и тихо-тихо, для него одного, прошептала:

   -- Пусть хранит тебя земля наша и Господь Бог. Нет, нет, ты не обижайся и не отворачивайся. Это всегда так было, когда матери сыновей на войну провожали…

   -- Так нет ни какой войны, мама!

   -- Нет, и слава Богу! А ты все-таки мой мешочек-оберег-то возьми. Возьми, сынок. Там шепотка нашей землицы, ладан и крестик. Всегда носи с собой и служи честно. Чтобы мне стыдно не было за тебя.

   И Мария Мироновна несколько раз мелко-мелко перекрестила сыночка. И еще долго-долго смотрела ему вслед, пока он не скрылся за речкой Мостьей…

-4-

   Андрей Семенович кашлянул в кулак, посмотрел в зал:

   --Я-то согласен! А вы?

   Так он стал председателем колхоза «Прогресс». И более 10 лет честно работал рука об руку с Колесниковой, Калининым, Тихоновым и другими знатными людьми. А жене он позвонил и сказал в тот день смущенно лишь одну фразу:

   -- Сосватали меня, мать!

   -- Да я по -другому и не думала.

    Как потом напишет в характеристике на члена КПСС Андрея Семеновича Чибизова «первый», он одним из первых в районе, откликнувшись на решение Сентябрьского Пленума ЦК КПСС, пошел работать председателем колхоза «в целях укрепления колхозных кадров».

 А он поднимал надои, внедрял вагонеточное навозоудаление, сажал махорку и квадратно-гнездовым способом – кукурузу. И.Самое главное, проявлял заботу о людях. Причем самыми разными путями. За что ему порой и влетало «по самые небалуй» .

   Итак, год 1955-й. Колхоз «Прогресс» занесен на областную Доску Почета  - между прочим, находился там, на площади Ленина в Рязани, до той поры, пока эту самую монументальную Доску не  демонтировали.

   1956 год. Кипчаковцы сработали с прибылью!  По решению правления выдали на заработанный рубль по 50 копеек – тогда это было неслыханное действо со стороны местного руководства!

   Узнали об этом «самочинстве» в Рязанском обкоме КПСС. И в один из дней у Чибизова раздался звонок. С первым секретарем обкома партии Ларионовым он был на короткой ноге: как же, председатель одного из лучших хозяйств Рязанщины!

    Алексей Николаевич Ларионов выражений особо не выбирал:

   - Ишь, умник нашелся! Везде натуроплата, а ты деньгами начал сорить. На бюро обкома. И немедленно!

  -- Но я же не в вашей партийной организации, Алексей Николаевич…

   -- Ты меня не учи! Давай приезжай!

   Дорога в Рязань показалась длиннее некуда. Тихие коридоры обкома, давящая на душу приемная. Наконец, вызывают его. Ларионов опять гнул свою линию:

   -- Товарищи члены бюро, у нас в Кипчакове аполитичный человек руководит хозяйством. Ишь, разбогател! Предлагаю снять с работы, исключить из партии и отдать под суд!

   В кабинете повисла напряженная тишина. У Чибизова задрожали колени. Ладно, сам-то! А как дети будут жить? Их же пятеро у них с Наташей. Ну, Нина уже учителем работает, а вот Вера пока еще в мединституте учится, Колька в девятом… Да и другим помощь нужна…

   Слава Богу, что за него вступились другие члены  обкома – председатель облисполкома и второй секретарь, а,  может, тот мешочек-оберег с родной землей помог? Сказали люди: хозяйство-то хорошее. Давайте ограничимся выговором с занесением в учетную карточку. На том и порешили.

   А через три недели вышло постановление Совмина СССР, где экономически крепким хозяйствам, к ним относился и «Прогресс», разрешалось использовать деньги для выплаты колхозникам за трудодень.

   И опять – звонок. И опять – Ларионов.

   -- Андрей Семенович, ты сегодняшнюю газету читал?

   -- Читаю вот…

   -- И какое мнение?

   -- Правильное решение Совета Министров.

   Молчание. Потом снова:

  -- Ты меня, Андрей Семенович, извини. Погорячились мы. Политика была такая.

   -- Понимаю.

  -- Подъезжай, снимем с тебя этот выговор.

   -- Никуда я не поеду! Как объявляли, так и снимайте! А я позориться там у вас в Рязани не буду.

   -- Да не кипятись ты. Напиши тогда заявление. Мол, так и так, прошу снять с меня выговор…

   В обком с заявлением Чибизова – да уж! – поехала секретарь парткома Клавдия Максимовна Колесникова. Выговор сняли, но извиниться никто не извинился. Времена были такие.

-5-

   Может быть, я  и никогда бы и не узнал про все эти подробности из войны и миров Андрея Чибизова, если бы не встреча с его сыном Николаем. А дело было в августе прошлого года у братской могилы, где захоронены умершие от ран в Кораблинском госпитале солдаты той далекой войны. Наши краеведы нашли в архивах фамилии трех солдат. По этому случаю состоялся митинг, на который был приглашены Николай Андреевич Чибизов и его супруга Нина Дмитриевна. Приглашены потому, что памятник павшим за нашу Родину возводил начальник коммунальной службы села Кораблино Андрей Семенович Чибизов. В далеком 1949 году…

   И начался тогда жаркий рассказ про отца. А потом мы продолжили его в уютном домике по улице Коминтерна. Где и по сей день живут Чибизовы-младшие. Фотографии, документы, воспоминания…И удивительная нежность скользила в каждом слове к человеку, который когда-то тоже ходил по этой прекрасной земле. И оставил после себя великолепие славных дел. И вырастил прекрасных детей, которые стали учителями, строителями, врачами.

   А еще у А.С. Чибизова 10 внуков. Жаль, что правнуков он не дождался. А их у него теперь 12! И каждый помнит своего деда и прадеда, который прежде всего думал о Родине, а потом о себе… Много ли нынче таких, а?

   И в связи с этим возникает вопрос: может быть надо  увековечить память Андрея Чибизова, как сделали это в свое время ушедшим от нас директором МТС Шумским, педагогом и человеком Игорем Зыкановым (кстати, он зять Чибизова), председателем колхоза «Прогресс» Редькиным, космонавтом Геннадием Стрекаловым, другими. Уж если  не улицу  Коминтерна в городе Кораблино переименовать, то уж мемориальную Доску в Кипчакове или на его доме  повесить наверняка можно. Только кто вот возьмется-то?

                      Х              Х             Х

   Вот такие были у меня мысли, пока мне не довелось повести разговор на эту тему с гендиректором «Молочного продукта» Инной Старчиковой.  И она  согласилась с тем, что Память нужно беречь. Именно поэтому во всех хозяйствах, которые входят в агрохолдинг, понимая всю важность этого дела, начали поиск героев вчерашнего дня. То есть, тех, кто прославлял хозяйство в прошлые годы. Все материалы систематизируются и обобщаются. Не исключено, что в дальнейшем появятся и Памятные Доски, и очерки в газетах,  на ТВ, а, может быть, даже и книга о наших славных земляках. Что ж, они этого заслужили…

Юрий Харин,

Кораблинский район.

На снимке: Андрей Семенович Чибизов; такая была Кипчаковская МТФ

в «Прогрессе» в начале 50-х.

        Фото из архива автора.